• (044) 383-63-55
  • (067) 404-12-21
  • (050) 384-63-65
«Cпорщик на миллион» или как победить в патентных войнах: изобретение колючей проволоки и история ее самого успешного продавца в 19 веке
wise patent

«Cпорщик на миллион» или как победить в патентных войнах: изобретение колючей проволоки и история ее самого успешного продавца в 19 веке

История свидетельствует, что нередко вещи, которыми человечество, казалось бы, пользуется с незапамятных времен и считает всеобщим достоянием, являются чьим-то запатентованным изобретением, и вокруг его авторства было сломано немало копий. Это в полной мере касается колючей проволоки, созданной в США в конце 19 столетия для охраны частной собственности. Она стала причиной конфликтов на Диком Западе, а ее производство быстро превратилось в миллионный бизнес.

Для каких целей стала необходима колючая проволока

Подписанный в 1862 году президентом США Авраамом Линькольном Гомстед-акт сделал законной миграцию населения в районы Запада. В соответствии с его положениями любой гражданин Соединенных Штатов мог заявить свои права на владение 65 гектарами земли в отношении территорий, на которые права до этого заявлены не были. Такое право собственности на участок у переселенца, начавшего обработку земли, появлялось на срок в пять лет. Эти судьбоносные решения знаменовали собой начало эпохи Дикого Запада.

Дальнейшие события развивались в условиях Дикого Запада 60-х годов, представлявшего собой огромные территории необработанных земель, основным населением которых были многочисленные племена индейцев. Их скот и дикие животные без ограничений перемещались по просторам прерий, невзирая на то, что они уже стали чьей-то частной собственностью. Для граждан, переселившихся из других районов США, стало насущной необходимостью возведение ограждений. Установка заборов решала сразу две задачи — обозначала границы участков и защищала от животных.

Окружающие ландшафты были лишены лесных массивов, поэтому возвести заборы привычным способом из деревянных материалов у вновь прибывших жителей шансов не было. Живые колючие растения требовалось выращивать годами, на что времени не было также, а существующая обычная проволока оказалась не в состоянии сдерживать посягательства крупного скота. Собственникам приходилось проявлять смекалку и изобретательность, чтобы ограждение отвечало требованиям легкости и быстрой возводимости и при этом было надежным и недорогим. Всем этим критериям отвечала именно колючая проволока.

Патентные состязания и изобретение колючей проволоки

Впервые такая проволока как изобретение была запатентована в 1867 году Люсьеном Смитом из штата Огайо. Однако в реальности изобретение не было пригодным к использованию и никогда не применялось из-за того, что изначально проволочные заграждения состояли только из одной нити, постоянно ломающейся под тяжестью напиравших на нее крупных животных.

Вторая попытка создания изделие, которое бы решало задачи защиты территорий, была предпринята в 1868 году Майклом Келли из Нью-Йорка. Им была запатентована идея фиксации шипов с помощью еще одной проволоки, которая обвивает основную. Модель, предложенная Келли, стала первой, которую можно было использовать в коммерческих целях. Об этом красноречиво свидетельствовали объемы продаж, которые уже к началу 1870-х годов приблизились к цифре 3000 тонн в год.

Однако это было только начало. Дуэль патентов не прекращалась. Модель Майкла Келли стремились усовершенствовать десятки изобретателей. Результатом этого марафона новаторов стала выдача к концу 19 века в США свыше 300 патентов на само изобретение, его всевозможные варианты и улучшения. Колючая проволока Джозефа Глиддена, патент на которую был выдан 24.11.1874 г., стала наиболее близким к современной версии ее аналогом.

Изобретение Глиддена имело вид провода, по всей длине которого равномерно располагались шипы. Провод обвивала вторая проволока, на которой они отсутствовали. Такая конструкция значительно повысила прочность изделия и его долговечность, а шипы оказались надежно зафиксированными в первоначальном положении и на одном месте.

Создание компании Джозефа Глиддена

Изобретатель не ограничился простым патентованием своего детища, а поставил дело на коммерческую основу, создав оборудование для промышленного производства проволоки. После этого он открыл фабрику Barb Fence Company вместе с Исааком Эллвудом, который также сделал попытку улучшения проволоки. Она была достаточно успешной — в 1874 году Эллвуд даже получил на это патент. Однако преимущества изобретения Глиддена, которые были очевидны, и здравый смысл заставили его отказаться от планов первенства и привели к партнерству с Глидденом.

Первая колючая проволока производилась в основном вручную, что не помешало в первый же год выпустить не менее 4,5 тонн изделий. Автоматизация производства на базе спроектированного партнерами оборудования состоялась в 1875 году. Результаты проведенных модернизаций не заставили себя ждать – объем производства возрос до 271 тонны проволоки. Бизнес стремительно разрастался – в год получения Глидденом патента был произведен 51 километр колючей проволоки. По прошествии шести лет, в 1880 году, предприятие Washburn & Moen, которое приобрело патент Глиддена, произвело уже 423 тысячи километров продукции, которых было бы достаточно, чтобы десять раз обмотать Землю.

Глидден, которому надоело заниматься предпринимательством, в 1876 году продал права на патент и долю в Barb Fence Company крупнейшему в США производителю проволоки Washburn & Moen. Цена сделки — $60 тысяч и права роялти: по 50 центов с каждых 100 кг проволоки, которая будет продана, но не больше $100 тысяч за все время. Условия продажи были более чем выгодными для своего времени и обеспечивали изобретателю безбедное существование до его смерти в 1906 году.

Washburn & Moen постепенно скупил все ранее незадействованные патенты на проволоку, что позволило ему через время стать практически монопольным контролером всего бизнеса по производству колючей проволоки в стране.

Кто такой Джон Гейтс: сотрудничество с компанией Эллвуда

Несмотря на все достижения в наращивании объемов производства, настоящий коммерческий успех изобретения Глиддена был возможен только в случае принятия его фермерами Дикого Запада. Производителю и продавцу необходимо было преодолеть скепсис скотоводов и владельцев земель в отношении идеи колючего забора, который сможет противостоять напору дикого техасского скота. Прорыв в этом вопросе произошел после того, как Исаак Эллвуд, который продолжал владеть Barb Fence Company, принял на работу продавцом Джона Гейтса, которому в тот момент был 21 год.

Будущий монополист был абсолютно равнодушен к сельскому хозяйству, хотя родился и провел все детство на родительской ферме в штате Иллинойс. Его привлекали азартные игры, в которых он был достаточно успешен. Поэтому в юношеские годы единственным источником его дохода зачастую были карточные выигрыши.

Женитьба Джона Гейтса в 1874 году и финансовая поддержка тестя позволили ему открыть магазин скобяных изделий. Успех в этом деле ему не сопутствовал, что повлекло за собой существенное ухудшение благосостояния его семьи. Однако положительный момент в открытии скобяной лавки все-таки был – там он познакомился с реализатором колючей проволоки из компании Эллвуда, продукция которой его заинтересовала. После некоторых раздумий Гейтс объявил семье о своем намерении продать свою часть дела в магазине и стать коммивояжером, распространяющим проволоку, что нашло понимание семьи.

Оставив жену и детей в Иллинойсе, Гейтс в 1876 году переехал в техасский город Сан-Антонио, где поступил продавцом в компанию Эллвуда. Вначале дела шли не слишком успешно, но Гейтс быстро понял, что рост продаж невозможен при стратегии, основу которой составляла игра в покер с местными ковбоями.

Азартный авантюрист решил устроить наглядную демонстрацию достоинств предлагаемого им продукта. Он создал в центре Сан-Антонио загон из колючей проволоки, где собрал лонгхорнов (крупных быков) и устроил настоящий тотализатор. Суть спора состояла в утверждении Гейтса о невозможности для быков прорваться через ограду. Оппонентам, утверждавшим обратное, он обещал выплатить выигрыш и принимал ставки.

Прорвать ограду скоту не удалось. Авторитет и репутация Гейтса значительно выросли, как и объемы продаж проволоки. Проследив их динамику, можно констатировать, что против 4,5 тонн, реализованных в стране в 1874 году, в 1876 году продажи составили около 1300 тонн. Почти в три раза они выросли в 1880 году и преодолели рубеж в 36 тысяч тонн. Более 81 тысячи тонн было реализовано еще через два года — в 1882-м. Этому способствовало много причин, в том числе — увеличение количества станков, модернизация и развитие и производства.

«Свободное плаванье» Гейтса и претензии от Washburn & Moen

Несмотря на успехи молодого коммивояжера Эллвуд не поддержал его стремление получить долю в компании и отказался сделать его своим партнером. Гейтс покинул Сан-Антонио и переместился в Сент-Луис (штат Миссури). Там он начал работать продавцом на небольшом заводе Ludlow-Saylor Company. Когда Джону исполнилось 28 лет, в компании с его владельцем Альфредом Клиффордом и имея в кармане $8000 он основал Southern Wire Company, которая производила и продавала колючую проволоку.

Это послужило поводом для подачи иска в суд со стороны Washburn & Moen, требовавшей прекращения деятельности предприятия, где совладельцем стал их бывший сотрудник. Существо претензии состояло в том, что в производственном цикле задействован точный аналог оборудования предложенного Эллвудом.

Чтобы избежать ареста производственных мощностей, Гейтс и Клиффорд перевезли их с предприятия на паром. После пересечения реки Миссисипи оборудование перестало относиться к юрисдикции окружного суда города Сент-Луис. На следующий же день станки вновь приступили к работе. Благодаря содействию адвокатов Гейтсу удалось получить положительный вердикт суда. В решении требования Washburn & Moen были признаны недостаточно четкими, конкретными и точными.

Судья вынес постановление, которым определялось, что патенты Washburn & Moen на производстве Southern Wire Company не нарушались. После закрытие дела у Гейтса появились юридические основания для расширения производственной деятельности.

Слияния и поглощения: стремительное развитие бизнеса Джона Гейтса

Уже в 1886 году для наращивания объемов производства предприятию понадобилась дополнительная сталь. Гейтс убедительно аргументировал перед партнерами возможности выгодной покупки сырья в туманном Альбионе. Однако приведенные им доводы были только частью правды. На самом деле предприимчивый Гейтс собирался приобрести значительно больше стали, чем того требовали нужды производства. При этом фактически он располагал финансами только на покупку сырья для завода.

Неординарный склад ума и харизматичность позволяли Джону добиваться поставленных целей, используя все возможные средства. Недостаток денег он собирался компенсировать, попросив дополнительное финансирование у местные банкиров. Они отказали ему, однако снабдили рекомендательными письмами к крупному бизнесмену того времени Джону Моргану. Напор Гейтса не оставил его равнодушным, и молодой предприниматель получил в долг $300 тысяч.

Покупка состоялась, однако из приобретенных 50 тысяч тонн стали лишь часть пошла на нужды производства. Излишки же были перепроданы различным американским компаниям. От этой сделки Гейтс получил прибыль в $100 тысяч.

После этого последовала череда поглощений и слияний, в ходе которой Southern Wire Company не единожды изменила свое название. Конечным вариантом в 1897 году стало American Steel and Wire Company. К тому времени Гейтс вместе с семьей возвратился в Иллинойс, поселившись в Чикаго.

Результатом поглощения фирмой Джона Гейтса ряда более скромных конкурентов стал бесспорный факт, что к 1892 году она превратилась в крупнейшего игрока на рынке производства и продажи проволоки. По прошествии трех лет последовала интеграция проволочного бизнеса в отрасль производства стали, и Гейтс стал главой Illinois Steel Company.

В 1898 году произошло поглощение очередного конкурента – им стал Washburn & Moen. После этого предприятие Гейтса стало называться Federal Steel Company. По истечении еще одного года его синдикат превратился практически в абсолютного монополиста и стал контролировать 96% рынка.

Новая встреча с Джоном Морганом: партнеры или конкуренты?

Несмотря на несомненные победы в завоевании проволочного рынка в стране, через время компания Гейтса объединилась с United States Steel Corporation. У этого слияния были свои причины – Гейтсу сделали предложение, от которого разумно было не отказываться. Дело в том, что владельцем корпорации был Джон Морган, давший когда-то Гейтсу деньги в долг на его первую серьезную сделку, принесшую значительную прибыль.

Моргану категорически не нравились операции с недвижимостью, которая была в сфере интересов бизнеса его собственных фирм и компаний его партнеров, которую Гейтс перепродавал по более высоким ценам. Не в восторге он был и от интереса коллег Джона к контролируемой им железнодорожной отрасли.

Те качества Гейтса, которые когда-то показались Моргану привлекательными, теперь вызывали в нем раздражение и неприятие. Он отзывался о Гейтсе, как о деревенщине и грубияне, который имеет пагубное пристрастие к азартным играм. Он не скрывал своего мнения и считал, что человеку с такими личностными качествами не место в совете директоров и был против любого значительного участия в нем Гейтса.

Морган поставил Гейтсу ультиматум – слияние с United States Steel Corporation без возможности иметь решающий голос в управлении либо открытое противостояние с промышленным гигантом США, намеревавшимся создать собственное предприятие по производству проволоки.

Гейтс предпочел слияние. Вместе с тем их с Морганом неприязнь, по мнению современников, была обоюдной, и следующие пять лет Джон не оставлял попыток вернуть утраченные позиции в управлении компанией и отомстить Моргану.

Ему удалось сделать это после того, как в 1901 году из-за убийства президента МакКинли рынок акций в США существенно просел. Гейтс сосредоточил свое внимание на акциях железнодорожного холдинга Louisville and Nashville Railroad, принадлежавшего Моргану, и стал скупать их по сниженной цене. После введения в эксплуатацию новой железнодорожной ветки были эмитированы еще 50 тысяч акций. Их также скупил Гейтс по цене, которая колебалась в пределах от $100 до $110.

Известие в 1902 году о подобных стратегических устремлениях Гейтса повергло Моргана в ярость. Теперь контрольный пакет акций – 51% — находился в руках злейшего врага. Морган предпринял попытку выкупить акции у Гейтса, направив к нему партнеров для ведения переговоров. И в первом раунде потерпел фиаско. Озвученная Гейтсом приоритетная цена — $150 за штуку лишь еще больше разозлила Моргана. Только со второй попытки удалось прийти к консенсусу.

Однако на повторных переговорах условия продажи стали еще жестче. Гейтс не только не снизил цену на акции, но и потребовал $10 млн. за сделку в качестве бонуса для себя и своих партнеров. У Моргана не было другого выхода, кроме как согласиться на такие условия. Эта сделка стоила Моргану $53 млн. Гейтс же получил с нее, по оценкам, $15 млн. личной прибыли.

Возвращение в Техас, новый вектор приложения сил и хорошо забытое старое

Оставшись неудовлетворенным своей деятельностью в United States Steel Corporation, Гейтс в 1907 году вернулся в Техас. Не найдя достойной сферы применения своих способностей и энергии в Чикаго, он вложил средства в Texas Company , ныне известную как Texaco. Специализацией компании была добыча нефти, и Гейтс стал владельцем 46% ее акций.

Как и все предыдущие стартапы, Texas Company под руководством Гейтса выросла в крупнейшую нефтедобывающую компанию США. Ее капитал оценивался в $36 млн., а нефтепровод протяженностью 1200 км открывал доступ к нефти Луизианы, Оклахомы и Техаса.

За своими масштабными бизнес-проектами Гейтс не забывал о своей юношеской страсти – азартные игры по-прежнему приносили ему значительные прибыли. Баккара, фаро и покер были любимыми карточными играми Гейтса. Однако ставки он делал не только в покере.

Так, свое прозвище «Спорщик на миллион» («Bet a Million») он получил в 1900 году, поставив на скачках в Англии $70 тысяч и получив выигрыш в $600 тысяч. Преувеличив сумму выигрыша, газетчики дали Гейтсу подобное прозвище. Несмотря на то, что в полной мере описывало его, обладателю прозвище не нравилось.

А между тем, Гейтс был, действительно, феноменальным спорщиком, который не проигрывал пари. Он мог играть до трех суток без сна и делал ставки абсолютно на все. Примеры таких пари впечатляют. Однажды предприниматель заключил пари с партнером и приятелем Джоном Дрейком. Выигрыш получал тот, на чей кусок хлеба, вымоченный в кофе, сядет большее количество мух. Предварительно положив в кофе шесть ложек сахара, Гейтс выиграл $11 тысяч.

В другой раз Джон поспорил со своим помощником на несколько сотен тысяч долларов на то, что выбранная им дождевая капля быстрее остальных достигнет края подоконника. Победила в «гонке», конечно, капля Гейтса.

В сфере интересов бизнесмена были и биржевые операции. Для своего сына Чарли, бывшего опытным маклером, он открыл брокерскую контору. Деловое чутье никогда не подводило Гейтса – он закрыл фирму, когда в начале 1907 года для него стало очевидно, что на рынке вскоре произойдет резкий спад. Позднее он стал крупным акционером компании United States Realty Company, построившей в Нью-Йорке отель Plaza и спроектировавшей собственную 16-комнатную квартиру Гейтса.

Развившееся в начале 1911 года онкозаболевание стало причиной смерти Гейтса 9 августа того же года. Французские врачи, к которым он отправился на операцию в июле, не сумели его спасти. Свое состояние, оценивавшееся в $40-50 млн., он оставил жене и сыну, а также другим своим близким.

«Веревка дьявола», заборные войны прошлого и музейные экспонаты настоящего

До появления колючей проволоки, которая разделила Запад, на его территориях действовал неофициальный закон «открытого пространства». В соответствии с ним передвижение дикого скота не было ограничено никакими искусственными препятствиями. Стада имел свободный доступ к водным источникам и пастбищам.

Изобретение колючей проволоки позволяло фермерам ограничивать доступ к своим участкам, зачастую с захватом территорий, которые не предусматривались Гомстед-актом. Массовая миграция диких животных в холодное время на юг приводила к гибели сотен животных. Они цеплялись за проволоку и погибали. Индейцы называли колючую проволоку «веревкой дьявола» – ее использование, по сути, привело к сокращению поголовья диких буйволов, населявших Запад. Следствием этого стало разрушение привычного уклада жизни индейцев.

Однако не одни индейцы винили изобретение Глиддена во всех своих бедах. Вспыхивали так называемые заборные войны. Это были вооруженные столкновения между фермерами и ковбоями, а также индейцами. В 1881 году началось повсеместное уничтожение скотоводами оград фермеров вокруг незаконно захваченных земель. Они сбивались в банды, закрывали лица масками и рубили заборы, через какое-то время уже даже те, которые были возведены на законных основаниях. Массовость таких действий спровоцировала вооруженный конфликт.

В 1884 году был принят закон, который квалифицировал уничтожение заборов как уголовное преступление. Это сделало «заборные войны» не столь ожесточенными и сократило их количество. Однако и по прошествии полувека после принятия закона ограды из колючей проволоки становились причиной серьезных столкновений.

История США хранит свидетельства появления и внедрения в жизнь колючей проволоки. В Канзасе и в Техасе существуют музеи, посвященные изобретению, создано Историческое общество колючей проволоки, проводятся мастер-классы и конкурсы.

Изобретение и сегодня используется на охраняемых территориях с ограниченным доступом (лечебных учреждениях, аэропортах, тюрьмах), в фермерских и сельском хозяйствах. Коллекционерами обнаружены свыше двух тысяч видов колючей проволоки, а на начало 2020 года было зарегистрировано более 450 патентов на нее.

Рейтинг 4.5 на основе 40 ответов

Добавить комментарий

похожие статьи

1454167296
Авторское право и карантин: весь мир оказывает поддержку в тяжелое время
muzykant muzyka gitara
Охрана авторского права в сфере музыкального творчества: пианист обработал свыше 68 миллиардов мелодий созданы с помощью компьютера
7206.eu680
Европейские патенты: рейтинг лидеров по числу заявок в прошедшем году
screen shot 2019 11 22 at 7.04.26 am
Претензии в нарушении патентных прав: Sharp обвиняет Tesla
pasted image 0
Оригинальные картинки про Гуся и плагиатор «Стасик»: на чьей стороне закон?
18.03 0001
Торговые марки: виды и особенности
ae76de3a7c7e94e0ff86b9e0331870
Актер Арнольд Шварценеггер подал в суд на российскую компанию Promobot
pavel zayats flashpointberlin 2560 scaled
Wargaming запретил использование слова «Blitz»
5807b8bc4abee 392499b
Кейс: “Помощь в преодолении предварительного отказа в регистрации ТМ”
]